Завещание крылов и а


Дело о "походе" Крылова замяли. Возвращаясь к описанию экземпляра басен года с автографом Ивана Андреевича, нетрудно установить путь, по которому книга эта попала в мою библиотеку.

Дореволюционный петербургский антиквар, занимавшийся к тому же библиографией и издательским делом,- П.

Удивительно, но факт! Таким временем явилось наше советское время, когда тиражи книг Ивана - Андреевича Крылова во много раз превысили эти предположения В.

Картавое сообщил в своем "Литературном архиве", что личная библиотека и бумаги Оленина были в году приобретены у его наследников книгопродавцем В. Большинство книг и бумаг А. Оленина Клочков продал в Публичную библиотеку в Петербурге, остальное пустил в розницу в своем магазине В розницу попала и книга с автографом Крылова. Это тем более вероятно, что на книге имеется книгопродавческий знак фирмы В.

Книгу приобрел у Клочкова дореволюционный собиратель, некий Н. Ефремов, который, уже в наше время, будучи глубоким стариком, уступил экземпляр мне. Вот и вся история этой находки. Весьма способствовало его славе издание басен на трех языках - русском, французском и итальянском, предпринятое в Париже графом Григорием Владимировичем Орловым. Племянник всесильного екатерининского фаворита Григория Григорьевича Орлова, Г.

Орлов при Екатерине II был сенатором и камергером. При вступлении на престол Павла I, жестоко преследовавшего "любимцев" матери, Г. Орлов поспешил удалиться в Париж, где и проживал со своей женой, урожденной Салтыковой. Ведя в Париже жизнь богатого вельможи, путешествуя и занимаясь собиранием картин и эстампов, Г.

Орлов был не чужд и литературе. Он напечатал несколько собственных работ, преимущественно по вопросам искусства. В его парижском особняке организовался литературный салон, который посещали лучшие поэты, писатели и художники. В году, по мысли жены Г. Орлова - Анны Ивановны, большой поклонницы Крылова, было решено перевести лучшие его басни на французский язык. До этого, путешествуя по Италии, она уже собрала переводы крыловских басен на итальянский язык, сделанные "именитейшими поэтами Италии".

В парижском салоне Орловых закипела работа. Открылся как бы "турнир-поэзии", в котором до 80 поэтов трудились над переводами басен "русского Лафонтена". Среди французских переводчиков значится имя знаменитого автора "Марсельезы" Руже де Лилля, перу которого принадлежит перевод басни "Гуси". Содержание басни вполне отвечало революционному духу переводчика, пострадавшего при реставрации монархии во Франции от собственных "гусей", кичившихся тем, что их "предки Рим спасли", в то время как сами они были тоже едва-едва, "лишь годны на жаркое".

Всеобъемлющее значение сатиры Крылова можно было применить не только к русским условиям и событиям. Орловы всячески помогали переводчикам. Это им не особенно удавалось, и некоторые переводы получились весьма далекими от оригиналов.

В общем, было переведено на французский и итальянский языки восемьдесят девять басен Крылова. Для осуществления издания Орловы не пожалели ничего. Два тома басен были напечатаны на трех языках в лучшей типографии Дидота. К изданию приложены портрет автора, гравированный Кеном и пять иллюстраций, одна из которых к басне "Раздел" нарисована знаменитым художником Изабэ. Книги вышли из печати примерно в марте года, и главная часть тиража была быстро распродана в Париже.

Торжество Крылова там было полное.

Удивительно, но факт! В опровержение хочется сослаться на страстные слова, вырвавшиеся у него при известии о смерти Пушкина:

В Россию попало, по-видимому, малое количество экземпляров, так как оба томика давно уже считаются редкостью Предисловие на французском языке г. Лемонте было перепечатано в наших периодических изданиях по-русски и вызвало известную статью А.

About Тина Гай

Пушкина, отстаивающую народность творчества И. Орлов в своем предисловии, с обращением к автору басен: Для популяризации русской литературы затея Орловых была чрезвычайно полезной. В этом, конечно, главное значение парижского издания басен Крылова. Два томика в обложках чудесной сохранности сумел раздобыть для меня ленинградский антиквар П.

Удивительно, но факт! И тотчас шел пятый месяц издания журнала по личному приказу Екатерины II в типографии Крылова был произведен обыск.

Пашнов - один из тех книжников, с которыми прошла моя собирательская жизнь. В ряде своих рассказов я вспоминаю ныне покойных П. Молчанова, основателя Книжной лавки писателей Д.

Айзенштадта, его помощника М. Кучумова и других знатоков книги. Я часто называю книжников: Наумова, знакомого мне с юношеских лет А.

Бурдейнюка, старейшего антиквара Ф. Все эти люди искренне, от души любили и любят свое трудное и малоблагодарное дело. Люди они все старые, и я не вижу, чтобы появлялись новые, равные им по знанию. Снова напомню, что книга букинистическая и книга антикварная - это разные понятия. Научить стать специалистом по букинистической книге не так уже трудно.

Существует специальная школа, и среди молодых, ныне уже обученных "товароведов" немало любящих и хорошо знающих этот важный вид книготорговли. Другое дело - специалисты по антикварной книге. Научить этому делу трудно. Родившись в бедной офицерской семье, Иван Андреевич Крылов и по духу, и по воспитанию своему принадлежал к простому народу.

Нам известно, что брат баснописца, горячо им любимый Левушка, несмотря на офицерский чин, был удивительно скромен и в быту мало чем отличался от рядового солдата. Интересы его не шли дальше хутора, хозяйства. Он обожал своего великого брата, которого именовал "тятенькой". Баснописцу, при его связях, совсем не трудно было бы предоставить место брату в столице.

Но Иван Андреевич понимал, что самому Левушке это не было нужно, а фигура его вряд ли будет соответствовать тому положению, которое занимал в столице ставший уже знаменитостью баснописец. Крылов решает оставить своего брата в провинции, трогательно заботясь о его материальном благополучии.

Но свое "положение" а оно было исключительным: Крылов запросто принимался в высших и даже в придворных кругах Иван Андреевич создавал вовсе не ради, самого "положения".

Крылов знал иену своим покровителям и всем своим творчеством доказал, что и жизнь его и его искусство с первых же шагов предназначались служению народу. Случайно уцелев еще при разгроме Радищева, он понял, что "плетью обуха не перешибешь" и сказать свое слово народу надо каким-то иным, отличным от радищевского путем.

Он надевает на себя маску добродушного, беспечного, ленивого чудака-холостяка, от скуки пописывающего какие-то забавные басни, но на самом деле больше всего любящего поросенка с кашей.

Только таким его и приняли высшие и придворные круги, и только такому Крылову прощали его меткие стрелы сатиры.

Удивительно, но факт! По этому договору Крылов предоставлял Смирдину десятилетнее право печатать все восемь частей его басен.

Басни его рассматривались как талантливое чудачество оригинала. Крылов сам распространял анекдоты о своей лени, о своей беспечности, о своей любви покушать. Это были элементы маскировки, которая усыпляла настороженность царского правительства, давала некоторое подобие свободы творчества. Но не всех И. Так, например, князь П. Вяземский писал о нем: Но во всем и всегда был он, что называется, себе на уме Басни и были именно призванием его, как по врожденному дарованию, о котором он сам даже, как будто, не догадывался, так и по трудной житейской школе, через которую он прошел.

Здесь и мог он вполне быть себе на уме; здесь мог он говорить, не проговариваясь; мог под личиной зверя, касаться вопросов, обстоятельств, личностей, до которых, может быть, не хватило бы духа прямо доходить"54 Весьма вероятно, что кроме Вяземского Крылова "раскусили" и другие, но они молчали.

Рекомендуем к прочтению! Бывший мужчина стал жить с другой

Если прочесть эти слова наоборот, то получится "Иван Крылов". Таким "человеком наоборот" и прожил свою долгую жизнь баснописец. Жизнь эта была нелегка. Прослывший ленивцем, которому якобы трудно даже поправить криво висящую над его головой картину, Иван Андреевич на самом деле был великим тружеником. Тяжелее всего было построить "наоборот" личную семейную жизнь. Она ничего не хотела от меня принимать. Она взяла его и исчезла.

Вернулась раскрасневшаяся и сказала, протягивая мне свои благоухающие руки: Вероятно, история рассказанная писателем была не просто поэтическим экспромтом. Поразительно, но сам Тургенев также не обольщался внешностью избранницы сердца. Это была странная связь. Однако троица прекрасно ладила между собой. Действительно, два-три успешных сезона в Петербурге могли обеспечить зарубежных гастролеров на всю жизнь.

Так продолжалось почти пять лет. Девушка так и не вышла замуж, пережив Крылова, и Иван, как известно, тоже всю жизнь прожил холостяком. История с дочерью Ивана Крылова тоже полна таинственности и даже трагичности. Плетнев в своем очерке пишет, что писатель закончил свою жизнь в окружении детей.

Причем никакого и намека на сатиру. То ли душа покоя просит, то ли еще не выветрился из памяти последний разговор с императрицей. Даже смерть Екатерины II, случившаяся поздней осенью года, мало что изменила в его положении. На престол вступил Павел I, при котором не приходилось и думать о возвращении к активной литературной деятельности или к журналистике.

Крылов не побоялся ненадолго съездить в Петербург, осмотрелся и порешил за лучшее там не задерживаться. Портрет работы Ивана Эггинка Подвернулся случай — князь Голицын предложил занять при нем должность личного секретаря и домашнего учителя его детей. Крылов, которому всего-то тридцать, согласился. По воспоминаниям современника, он оказался способным и полезным преподавателем языка и словесности.

И потянулись дни, один, похожий на другой: И уж совсем редко забава из забав — домашний театр. Чтобы совсем не скиснуть от деревенской скуки и зная отношение опального генерала к царю, Иван Андреевич берется сочинить для домашнего спектакля у Голицыных пьесу. Карикатурный образ был столь очевиден, а сатира зла и язвительна, что в России пьесу впервые опубликовали только через 70 лет.

О том, как воспринималась пьеса, свидетельствуют воспоминания одного из крыловских современников: Постановка на сцене в Казацком удалась, хотя и у участников, и у зрителей не раз холодок пробегал по коже — как слухи о шуто-трагедии дойдут до царских ушей.

Но раньше подошло известие из Петербурга о том, что император задушен приближенными в своем Михайловском замке и что теперь на троне Александр I. Князь Сергей Федорович Голицын, обласканный молодым императором, получил назначение генерал-губернатором в Ригу. Отправляясь на новое место службы, Голицын берет с собой и Крылова, выхлопотав для него официальное назначение на должность правителя канцелярии. Крылов даже вносит небольшую правку в текст, усиливая, делая резче строки, направленные против деспотизма.

Немного спустя у Крылова готова еще одна пьеса — на этот раз легкая комедия. Ее Иван Андреевич решает предложить петербургскому театру. Через год она появляется там на сцене.

А чуть позже ее уже можно видеть и на московской сцене Петровский театр. Терпеть хлопотливую службу в канцелярии Голицына у Крылова хватило сил не очень-то долго. И несмотря на дружеские отношения с князем Голицыным, Крылов в году вышел в отставку. И, очевидно, два следующих года провел в беспрерывном путешествии по России.

Разъезжал по ярмаркам; рассказывают, что вел большую игру в карты, даже выиграл как-то раз очень крупную сумму. Но все это не более чем досужие слухи. Именно в эти годы, о которых мало что известно, драматург и журналист начал писать басни. Александр Ардатов Однако драматургия отпустила от себя Крылова не сразу. Сначала его пьесы буквально завоевывают театральные сцены, срывая бурные аплодисменты у публики.

Они высмеивали равнодушие дворянского общества к русской национальной культуре. В эпоху наполеоновских войн эта тема приобрела почти политическую остроту. И лишь достигнув в театре заметного признания, он решает навсегда оставить перо драматурга и пойти по другому пути. А между тем театру он как драматург и журналист отдал к тому времени 20 лет своей литературной деятельности. Где и как нашел он в себе силы сделать столь решительный шаг? Еще одна загадка Крылова. Но он его сделал и стал тем, кем мы его знаем с детства — баснописцем.

Удивительно, но факт! Орловым; вероятно они есть у вас, одолжите меня присылкою их.

Со слов первого биографа Крылова, все начиналось так: Но баснописца не устраивал редактор журнала, человек трусливый и нравственно нечистоплотный. Вот тогда-то Иван Андреевич решает вернуться в Петербург и создать собственный журнал, где ему было бы сподручно печатать свои басни. Они печатались в каждом номере.

Сам же Крылов, обосновавшись в столице, поступает на службу в Монетный департамент. За год в своем журнале он напечатал 20 басен. Вполне можно было выпускать книгу. Весной года она увидела свет. Это тоненький сборник, очень скромно изданный небольшим тиражом экземпляров. В нем было всего 23 басни. Герои басен Крылова на памятнике в Летнем саду С этой поры жизнь Ивана Андреевича — ряд непрерывных успехов и почестей.

На спрос мой—давно ли он занимается этим ремеслом — Крылов преспокойно ответил: Негодяи, отец и мать, бросили на мои руки бедного ребенка, а сами ушли бог знает куда! Однако такое предположение необходимо было подтвердить документально. С помощью крылововеда С. Бабинцева мне удалось познакомиться с материалами из архива цензора А. Корфа, где прямо говорится: Еще более любопытный документ нашелся в Рукописном отделе Государственной библиотеки имени М.

Это — подлинник завещания И. Крылова, подписанного им за день до своей кончины. Писал со слов завещателя Белевский купеческий сын Михаил Иванов сын Щукин. Статский Советник и кавалер Иван Андреев сын Крылов. Родившись в бедной офицерской семье, Иван Андреевич Крылов, и по духу, и по воспитанию своему, принадлежал к простому народу.

Интересы его не шли дальше хутора, хозяйства. Он надевает на себя маску добродушного, беспечного, ленивого чудака-холостяка, от скуки пописывающего какие-то забавные басни, но на самом деле больше всего любящего поросенка с кашей. Только таким его и приняли высшие и придворные круги, и только такому Крылову прощали его меткие стрелы сатиры.



Читайте также:

  • Возмещение фсс аттестация рабочих мест код дохода